Расскажите о вашей задаче
SMM

Александр Чижов: «Главное, что мешает развивать бизнес — ограниченные горизонты мышления»

Александр Чижов — основатель и директор SMM-агентства «Студия Чижова», автор телеграм-канала «Ленивый SMMщик» (свыше 64 тысячи подписчиков) и одноименного ВК-паблика, который первым получил «Прометея» в ВК. Он работал в Москве, был главным редактором сервиса SMMPlanner и исполнительным директором сервиса Pepper Ninja, а потом уехал в свой родной Курск и создал там агентство.

В этом году во время карантина Саша выпустил образовательный курс по контент-маркетингу в соцсетях, в котором сделал упор на аналитику.

Я прошел курс и считаю, что если работать по стратегии, которая там предлагается, то отпадет большинство вопросов по поводу эффективности b2c-контента (не реклама). Об этом мы поговорили во время интервью. А ещё Саша рассказал о своем бизнесе, как находит кадры в регионе и справляется с выгоранием.

Саша, как живется в Курске с точки зрения бизнеса? Не зря же региональные бизнесмены часто летают на встречи в Москву, а в идеале хотят офис в столице.

— Мешает ли расположение закрывать продажи и снижает ли оно конверсию в контакт, в договор, в продление договора? Да, снижает. Когда нет возможности познакомиться лично, конверсия начинает немного хромать.

Но есть и очевидные плюсы. В первую очередь — это цена рабочей силы. В Москве несопоставимый с другими городами РФ уровень зарплат. Даже если сравнивать Москву и Питер — двукратная разница.

Во-вторых, это стоимость помещений. Я посчитал и понял, чтобы более-менее не думать о кредитах, партнерах и инвесторах, выгоднее вернуться в регион. Тем более, что из Курска в Москву — час на самолёте. Мы летаем, конечно.

Это необходимый этап развития бизнеса. Когда доработаем наш продукт, увеличим объем трафика, объем проектов, когда станет очевидно, что нам выгодно находиться там, если в Москве нужно будет находиться хотя бы менеджерам по запуску проекта — тогда откроем филиал. Думаю, через 2-3 года.

Стоимость кадров ок. А как их найти в регионе? Это же боль.

— Да. Это самая большая проблема. Специалист, уровень которого выше джуниора, в провинции практически на вес золота. И, к сожалению, они сами это понимают.

Это одна из проблем, но мы ее решаем. Организовываем внутренние курсы, поставили на коммерческие рельсы образовательный курс по соцсетям. В принципе, курс и появился из наших регламентов, и на его базе мы запустили стажировку, обучение с нуля. Причем не только в Курске, но и в других регионах. Мы помогаем с релокацией из Иркутска, Тамбова, Белгорода, Брянска — если люди готовы переехать. Ищем по всей России.

Но проблема огромная. Сложно находить людей, особенно в нашей профессии, которая зачастую связана с удаленной работой.

С другой стороны, даже в Москве я не находил нормальных контентщиков. Поэтому совсем не факт, что если бы у нас был офис в Москве, то мы сразу бы нашли там специалистов нужного нам уровня.

Что ты вкладываешь в понятие «нормального контентщика»?

— Ооо, на эту тему можно делать отдельное интервью.

Для меня нормальный контент-маркетолог это человек, который с помощью информации дает результат.

Мне важно, чтобы человек умел считать цифры. И влиять на эти цифры с помощью контента. Таких людей в России единицы.

Я писал об этом пост на канале «Почему контент стагнирует, а таргет развивается»:

В мире таргета «это лучше, потому что это приносит результат». В мире контента «это лучше, потому что я могу это обосновать». Видите разницу? Бизнес дает контентщику 10 000 ₽, получает по итогам месяца тонны воды с обоснованиями «почему я написал именно вот эти 40 публикаций». А где результат? Не знаем, не считали.

Кстати, я НЕ хотел писать этот курс, но мне не удалось найти курсы с акцентом на «цифровой подход» от других авторов, чтобы по ним обучать стажеров.

В 2018 году в интервью Текстерре ты говорил, что не готов идти в инфобизнес, а в этом году запустил образовательное направление. Что изменилось?

— Тогда интервью давал Саша Чижов, сммщик, автор блога, которому казалось, что он делает рекламное агентство. На самом деле он делал шалаш из спичек.

С того момента много воды утекло: из-за того, что агентству нужно было расти, чтобы выжить и развиваться, нам с командой пришлось быстрее делать внутренние регламенты, документацию. Так пришли к базе этого курса.

Мы поставили на таймер запуск такого проекта, но год откладывали из-за занятости. И хорошим толчком стал период коронавируса.

Когда в марте и апреле начали вводить карантинные меры, у нас очень много клиентов (магазины и производственники) встали на паузу. Производственники не могли производить, а сети не могли продавать.

60-70% проектов приостановили сотрудничество, а штат-то уже был. Я не хотел никого увольнять, сокращать. И мы решили, что это лучшее время, чтобы начать работу над своим курсом.

Изначально планировали в видео формате. Но поняли, что стоимость такого продукта в период пандемии будет высокой и для нас (производство), и для пользователей. Поэтому решили сделать в емейл-формате. Заодно посмотреть — оценит ли народ наши идеи. Поставили небольшой чек.

И то, и то сработало — на курс уже записалось более пятисот человек и по обратной связи 95% отзывов положительные.

Саша, а где ты научился операционке, развитию агентства? Я тебя в агентских тусовках не замечал :)

— Я о них не знал, меня туда не звали)).

Ты мне дал пару ссылок, теперь буду потихоньку вникать (примечание: речь идет, в частности, о телеграм-чате «Управление агентством»).

Касаемо того, как я учился. У меня был опыт работы в организациях и элементы управления, алгоритмы формирования структуры я брал из этого опыта.

А ещё, когда был сммщиком, работал на подряде с другими рекламными агентствами. Плюс, учился выстраивать структуру, когда сделал первую попытку создания агентства и мы назывались «Иваныч» (до ребрендинга в «Студию Чижова»). Тогда на фрилансе вели небольшое количество проектов.

Последние два года я стараюсь брать платные консультации: связываюсь с проект-директорами, с руководителями агентств, с другими полезными людьми.

И мы дополнительно с командой читаем литературу по организации бизнес-процессов. Но я пока не могу сказать, что мы хорошо все настроили. Приходи через 10 лет.

Ты как-то написал у себя в канале пост: что если вы видите, что на каком-то клиентском проекте, что не выполняются KPI, вы туда влазите и делаете «кастомную историю» — все ломаете, перестраиваете, учитесь использовать какие-то новые инструменты.

Меня это заинтересовало, потому что обычно бизнесы все же стараются выстроить качественный конвейер. Как у вас получается расти, если вы сильно вовлекаетесь в проекты?

— Есть такое. Но далеко не всегда. С клиентом работают проект-директор, проект-менеджер, таргетологи, дизайнеры. Все процессы прописаны, регламентированы, мы ведем их через CRM-системы. В рамках стандартного договора у нас идет 80%+ процентов проектов с минимальными отвлечениями на какие-то форс-мажорные ситуации.

Тем более, что с точки зрения достижения конверсии стратегия привлечения аудитории везде выстраивается практически одинаково. Эта технология плюс-минус везде работает.

Но, конечно, случаются проекты, где на каких-то этапах воронки с ней возникают проблемы. Или цифры не бьются. Если KPI не выполняются, мы проводим анализ и добавляем часы в данный проект.

У нас есть запас часов — мы рассчитали, сколько часов в месяц может понадобиться на тушение пожаров.

Если руководители отделов все же не справляются в такой ситуации — тогда влетаю я и начинаю все крушить-ломать.

Такие 2-3 проекта у нас всегда есть, в которых я вовлечен лично и мне это безумно интересно. В такие проекты мы даже периодически вкидываем личные деньги.

Бывают случаи, когда независимо от правок клиента, независимо от обратной связи мы сами видим, что цифры не бьются. Ну не получается подписчик по той цене (по 50 или по 30 рублей), при которой бы вся эта воронка приносила рентабельный лид. В таких ситуациях приходится выходить за рамки бизнес-процесса и реально вкладывать деньги, разбираться.

Но когда мы вкладываем столько времени, находим новые методики, подходы, которые потом предлагаем другим клиентам — продаем или добавляем в пакеты обслуживания. Например, кейс с играми стал возможным за счёт того, что мы вышли за рамки бизнес-процесса.

Поэтому выход за пределы «рабочего куба» бывает полезным. Но этим надо умело управлять. Скорее всего, мы пока управляем неумело.

Есть ли какие-то пороги, которые вам мешают расти?

— Ой, безумно много порогов. Наверное, главный — порог мышления. Я думаю, что это касается многих предпринимателей, особенно провинциальных.

Потому что мы живем в определенных условиях. Ты из Краснодара. Я вот из Курска.

И мой порог мышления ограничен этим Курском. Мне кажется, что правильно жить здесь — это зарабатывать 50 тысяч рублей в месяц, жить в двухкомнатной квартире на окраине, ездить на Хюндай Солярис, взятой в кредит. В силу воспитания в определенной среде, поначалу размышлял в таких масштабах.

Иная история, когда ты воспитан, вырос и вращался в другой среде. Я знаю ребят-предпринимателей, которые росли в иных условиях и они понимают, что на самом деле масштабы намного шире: можно зарабатывать миллиарды и лучше настраиваться сразу на это.

Вот это, наверное, главный порог. Ты из-за этого где-то скупердяйничаешь, ограничиваешь рост компании. Или вообще строишь план, но твои «планки» в голове еще невысокие, и этот план твою компанию ограничивает. У нас так было.

Над этим надо работать. Над масштабностью мышления, над развитием стратегии.

Это самое первое.

Второй момент, это уже частности. Первая — как я тебе сказал в начале, это кадровый потенциал. Особенно когда ты строишь свою историю. Мы не копируем агентства.

У нас свой путь, мы свой продукт несем на рынок. Мы проанализировали рынок и поняли, что не хотим играть в имиджевую историю, а хотим давать результат.

И это накладывает свой отпечаток даже на работу таргетолога. Я беру таргетолога с рынка, который прошел какие-то курсы и так далее… но его невозможно внедрить в процесс без дополнительного обучения. Ему нужно немного в голове изменить шаблоны насчет общения с клиентом и как правильно настраивать рекламу на результат, а не на выполнение показателей, это разные вещи.

Мы ограничиваем свои темпы роста, выключаем рекламные кампании, не выкладываем кейсы — потому что есть ограничения по трудовым ресурсам. И поэтому сегодня мы разрабатываем внутренние обучающие программы, чтобы научиться с нуля делать кадры. И есть первые успехи.

Еще мне мешают наши внутренние требования к качеству продукта. Пока что во мне «профессиональное», как сммщика со стажем, превосходит мое «предпринимательское». До сих пор у меня остается желание сделать лучше что-нибудь, такой перфекционизм, а не масштабирование. Это тоже мешает росту компании.

Как вы пережили карантин?

— Наша история разделилась на период ДО карантина и ПОСЛЕ. Когда у нас заморозились 60-70% проектов, я хотел сохранить всю команду.

И я начал незанятые рабочие часы выкупать просто сам у себя. Благодаря этому мы запустили внутренние проекты, пересмотрели бизнес-процессы, искали возможности для роста: доработали коммерческие предложения, создали курс, написали регламенты, что-то автоматизировали, и прочее.

Предполагалось, что вся эта ситуация продлится плюс-минус три месяца, за это время мы переделаем внутренние процессы и выйдем из этого периода новым агентством.
К сожалению (или к счастью) через полтора месяца возобновился поток клиентов. И к июлю у нас было больше проектов, чем до коронавируса. Но внутренние активности при этом мы не полностью довели до ума.

Сейчас штат перегружен. Активно набираем новых сотрудников, обучаем их, чтобы успевать по клиентским проектам и иметь возможность вернуться к внутренним модернизациям.

Но однозначно период карантина был замечательным временем.

Еще многих пришлось перевести на удаленку на месяц. Когда мы это обсуждали, то коллеги говорили, что они изначально и хотели работать на удаленке. Но после карантина, когда все вернулись, больше этот вопрос не возникал — ребята сказали, что в офисе работать эффективнее.

В итоге мы немножко притормозили темпы роста на год. Потому что на 2 месяца во время карантина выскочили из оборота. Но потенциал нам это дало хороший и мы продолжаем расти. Сил бы хватило.

Вы выпускаете огромнейшие лонгриды на VC о продвижении в соцсетях (пример). Их кто-то читает? Такой формат работает?

— Мы пробовали разные схемы. У нас есть градация формата материалов и его задач.

Есть материалы, которые НЕ надо читать.

Мы не надеемся, что какой-то человек сойдет с ума и за один раз прочитает что-нибудь в духе «300 лучших сервисов по SMM».

Такие тексты созданы как словари по SMM, постоянные источники информации в работе.

Мне важно, чтобы люди сохраняли себе эти материалы в закладки и регулярно к ним обращались, потому что цикл принятия решения в SMM очень долгий.

При обработке заявок мы спрашиваем, «откуда вы о нас узнали?». Оказывается, многие заказчики подписались на меня 3-4 года назад, когда были начинающими сммщиками. Потом они бросили SMM, пошли по карьерной лестнице — стали директорами по маркетингу. Это игра вдолгую.

И есть люди, которые в принципе не читают статьи. Предприниматели скроллят статьи по диагонали и делают вывод:«Окей, эти ребята понимают, что делают». Они не вникают в детали.

Поэтому у разных статей есть разные задачи. Этот формат лонгридов не всегда срабатывает, конечно. Бывает, статья получается не такой виральной, как нам хотелось. Но бывают те, которые взлетают и нас радуют годами.

У тебя один из крупнейших тематических каналов в Рунете. Ты известен. Часто сталкиваешься с завышенными ожиданиями от заказчиков и сотрудников?

— Да, такое случается. Например, прочитав статью, человек ожидает от нас максимально индивидуального подхода. И, наверное больше, чем мы готовы дать.

Но мы SMM-агентство и пока не готовы выйти за рамки этой услуги. Кроме того, некоторым клиентам, которые хотели к нам обратиться, приходится объяснять, что «вам рано в SMM, потому что у вас продукт недоработан».

Плохо ли это? Вот в чем вопрос. С эмоциональной точки зрения неприятно, когда люди говорят, что они хотели обратиться в «Студию Чижова», читали наши статьи, а на самом деле мы не такие великолепные, как им хотелось. Они хотят вау-эффекта, чтобы KPI были перевыполнены и конкуренты разбиты, а мы предлагаем чёткое следование стратегии.

Но, возможно, это отчасти помогает делать качественный продукт.

В 2018 году моя команда называлась «Иваныч». И когда мы планировали ребрендинг, я хотел называться как угодно, только не своим именем. Потому что я не люблю публичность, не люблю публиковать свои фотографии, рассказывать о своей жизни.

Но мы все-таки назвались «Студией Чижова» и это выходит гарантом того, что я отвечаю за все лично. И мне приходится задавать высокие стандарты, чтобы не краснеть.

Возможно, если бы мы назвались по-другому, у нас не было бы к текущему времени таких проектов и кейсов, с которыми мы сейчас работаем.

Но вообще вести такой крупный канал — задача сложная. Она мешает заниматься агентством. Поэтому приходится искать золотую середину.

Меня, кажется, спасает то, что я выдаю раз в месяц или раз в два месяца какие-то материалы, которые стоят того, чтобы терпеть мое молчание.

Почему у тебя бизнес получается, а у других нет?

— Я пока себя очень аккуратно идентифицирую как «предпринимателя».

Пока что себя делю на новичка-предпринимателя и профессионала сммщика. Если говорить о том, что влияет и помогает, расскажу по порядку.

Частично, помогает инженерное образование. Я долго учился, вплоть до аспирантуры и преподавания. Такое образование формирует навык строить структуры.

Все действия, которые нужно выполнить для достижения целей, я могу разложить на на четкий план действий. Например, достигнуть оборота в 100 миллионов рублей. Не факт, что если бы я учился не на инженера, у меня все так бы неплохо пошло.

Второй момент — это будет немножко звучать сейчас обидно — но это такая природная тупость. Еще в годы студенчества создавал безумно тупые бизнесы. Я всегда был убежден в том, что они выстрелят на всю Россию.

Я придумывал аналог Segway и думал, что сделаю его и заработаю миллиарды рублей. Хотя все мои друзья предупреждали, что в данной тематике такое невозможно (и они были правы).

Потом решил запустить цветочный бизнес. Меня отговорили только на этапе, когда я уже начал строить теплицы. Оказалось, что в ста километрах от меня уже давно работает огромный конкурент, куда все привыкли ездить за цветами.

И таких идей у было немало.

Даже когда я подался в SMM, многие крутили пальцем у виска и говорили, что это никому не нужно. Но, опять же, природная тупость и самоуверенность берет верх.

И это, наверное, помогает расти. Многие решения, которые приходят предпринимателю в голову — стрессовые, и нужна какая-то энергия, чтобы на это решиться.

Мой отец, например, всю жизнь работает на государство, он не понимает, что я делаю и зачем. Я сравниваю себя с ним и вижу отличия: он на все смотрит рационально: «Купил квартиру, потому что так нужно для жизни».

А я вкладывал в офис, в ремонт, в развитие. Даже в телеграм-канал вложил больше миллиона.

Как ты при этом всем справляешься с выгоранием? И как помогаешь справляться сотрудникам?

— Знакомо, я выгорал. Всегда бывает момент, когда не совсем понимаешь, ради чего ты что-то делаешь. Или достигаешь цели и наступает момент опустошения: «А что теперь делать?».

Для сотрудников нужно задавать новые этапы развития. Чтобы человек мог работать контент-джуниором, потом контент-мидлом, потом контент-директором. Или мог при желании уйти в какое-то новое направление — например, от рутины в креатив.

Мы с этим работаем, заводим новые позиции. Вот появилось у нас образовательное направление, туда поставим опытных специалистов и это поможет им расти дальше.

Как я сам справляюсь с выгоранием? Главный мой инструмент, который всегда помогал и в те времена, когда я работал сммщиком и не думал о бизнесе — спортивная злость.

Я смотрел на рынок и представлял, где на этом рынке хочу видеть себя. Изучал людей и проекты, которые были №1 и думал о том, что у них тоже одна голова, две руки и две ноги. То есть, если упростить, биологически мы одинаковы. Тогда почему у них все так классно, а у меня нет?

И в этом смысле я не люблю принимать правила игры, что мы поставлены в разные условия или рождены разными. Я хочу стать наравне с лидерами и в итоге победить. Буду биться головой в ворота, как баран, пока не достигну своего. Как я сказал, мне в этом помогает своеобразная природная тупость.

То есть, ты не болеешь горем от ума.

— Наверное, болел, но я это отбросил. Я решил, пусть буду бараном, бьющимся и в итоге пробивающим ворота, чем рефлексирующим интеллектуалом, который долго думает перед каждой преградой. Просто «бараны» обычно выигрывают в жизни.

Редакция Netpeak Journal может не разделять мнения героев интервью.
17
2
6
Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Комментарии (0)

Последние комментарии

    Чтобы оставить комментарий, нужно войти

    Чтобы оставлять комментарии, переключитесь на профиль читателя

    Подписаться

    на самую полезную рассылку по интернет-маркетингу

    Самое

    обсуждаемое популярное читаемое
    Cookies policy
    Просматривая этот сайт, вы соглашаетесь с нашей политикой конфиденциальности — Принять