Расскажите о вашей задаче
SMM

Беседа с Андреем Фрольченковым (экс-SMM «Тануки») о лицемерии и кризисе среднего возраста

Андрей стал наиболее известен, вплоть до международного уровня, после серии своеобразных постов в Instagram-аккаунте российской сети ресторанов «Тануки»: два из этих постов широкая общественность назвала сексистскими, а третий обыгрывал движение Black Lives Matter, только в контексте суши — «все роллы важны».

До этого он работал в крупных сетевых рекламных агентствах, был внештатным пиарщиком «Одноклассников». Подробно о его профессиональной биографии и про историю с Тануки можно прочитать в интервью Андрея блогу Setters — это первоисточник, на который я опирался.

Я не был знаком с Андреем, но так или иначе ощущал его влияние на русскоязычный Фейсбук и профессиональную тусовку. И мне стало интересно — что это за человек, какую пользу он может дать бизнесу, подкрепляются его высказывания и креатив какими-то осознанными убеждениями, или это просто шоу ради лайков? (К примеру, Андрея недавно забанили в Facebook на 30 дней за пост, в котором он критиковал демократию и толерантность.) Мы созвонились и поговорили об этом.

Андрей, давай представим человека, который хочет понять твою экспертность. Он видит, что тебя упоминают лидеры мнений, у твоих постов много лайков. И все знают про кейс с «Тануки». Но больше он ничего не знает про тебя, а кейс с «Тануки», несмотря на его гигантские охваты, не всем нравится с этической точки зрения. Как такому внешнему наблюдателю понять, что ты умеешь, чем ты можешь быть полезен бизнесу?

— Слушай, внешнему наблюдателю не нужно ничего понимать. Если человек со стороны делает обо мне какие-то поверхностные выводы только лишь полистав мою страничку на Фейсбуке, то нам с ним не по пути. Нормальный, по моему мнению, человек, если захочет со мной посотрудничать, то как минимум — познакомится поближе, встретится и пообщается. На худой конец — запросит рекомендации с людьми, с которыми я работал и сотрудничал.

Да и проблем с количеством входящих запросов у меня нет. Скорее наоборот — приходится выбирать. Надеюсь, что так оно и будет, тьфу, тьфу, тьфу. Сначала ты работаешь на своё имя, затем имя работает на тебя. В моём случае это фамилия. Я хорошо знаю свои сильные стороны, знаю как их преподнести и продать. В конце концов могу прислать записи своих лекций и мастер-классов, чтобы человек посмотрел на меня, на ход моих мыслей. Последнее время я провожу много лекций про цифровую гигиену, например.

К слову, периодически подумываю открыть свою школу, инфобизнес (смеется) и легко таким образом зарабатывать.

Цифровая гигиена?

Это про фейковые новости, про конфиденциальность информации; про то, как следить за аккаунтом, чтобы не украли твой контент; что делать если вы что-то сказали не то, и вас вдруг решили отдать под суд.

Такое у меня часто заказывают.. Я эту лекцию читал и для депутатов Мосгордумы, и по регионам с ней ездил.

Но на инфобизе нелегко зарабатывать. Там много времени занимает продажа, общение, фидбек участникам. Ребята, которые запускают качественные курсы, потом говорят, что с них семь потов сходит.

Уточню, я думаю, что это легко не в плане самих курсов, составления контента либо продажи. А в том, что это мало прокачивает тебя, как специалиста.

Я до «Тануки» два с половиной года почти не работал, занимался только консалтингом и выступлениями — по факту, тот же инфобиз. Ты свой опыт передаешь, но сам новым ничем не прокачиваешься, кроме как продажей себя.

Поэтому я и говорю, что это легкие деньги. Они не инвестируются в новый опыт, ты не фигачишь для поднятия нового уровня в карьере. Ты развиваешься, как спикер, но с точки зрения прокачки других скиллов — нет.

Ты говорил в интервью Setters, что еще ни для одной компании не сделал то, чем можешь искренне гордиться. А что мешает тебе это сделать вне работы на клиентов?

Меня сильно демотивирует, когда тебе постоянно говорят «нет» в ответ на твои идеи, и ты начинаешь из-за этого как-то прятаться в раковину. Я иногда даже обвиняю себя, что не могу продать свои идеи обычному или «внутреннему клиенту» —хотя коллеги говорят, что это везде так бывает, везде что-то «зарубают», и что это нормально.

И когда ты отдаешь себя работе, потом уже не хочется думать ещё о чём-то. Нет настроения, вдохновения.

Даже сейчас, когда я уволился и удалился из всех чатов, меня посещают «фантомные боли», что я что-то пропускаю и мне нужно что-то сделать по работе. Нужно расслабиться, все отпустить, выкинуть из головы все предпосылки, гайды и tone of voice — тогда, наверное, будет вдохновение сделать что-то свое, личное.

Вообще у меня был такой шанс расслабиться в те два с половиной года, во время которых я не работал в офисе, но я его пропустил, прокрастинировал.

Еще у меня иногда не хватает смелости что-то делать, потому что я боюсь, что меня рынок неправильно поймет. Банальный пример даже с этим скандальным постом на Фейсбуке, отправившим меня в бан на 30 дней. Я так теряю много денег, у меня бартер с Infiniti, где я должен публиковать посты про автомобиль, на котором поехал на юг. Хорошо, что там ребята нормальные оказались — говорят, ничего страшного, опубликуешь, когда сможешь.

Для меня Фейсбук и Телеграм — единственные площадки, где можно себя реализовывать с точки зрения кейсов. Но Фейсбук стал настолько убогий, толерантный, что я теперь даже не знаю, могу ли я там публиковать то, что считаю нужным, и что меня олицетворяет.

А ты можешь посмотреть на этот вопрос в том разрезе, что те люди, которые тебе иногда не согласовывают креатив, они профессионалы в другом деле — деле сохранения компании, оплаты труда сотрудников. Поэтому у них может быть более скучный взгляд на вещи. Если бы ты, например, был управляющим партнером компании, ты бы тоже, возможно, немного по-другому оценивал креатив.

Я это прекрасно понимаю и понимаю собственников.

Но смотри, как я рассказал в интервью Setters, в «Тануки» меня для хайпа и брали. У собственника, Александра Орлова, самого хайповый имидж, он это поощряет.

Там компании уже больше 16 лет. Им не нужно строить знание бренда. Нужно было просто встряхнуть бренд, чтобы о нем заговорили.

Меня за этим брали, я пришел реализовать себя на этом поприще. Не ради денег. И тут случился диссонанс.

Если меня за этим брали, почему я не могу это делать?

А кто тебя «стопал»? Не собственник?

Это все-таки немного сор из избы и я не хочу называть конкретные фамилии. Я думаю, что ключевой момент здесь в том, что не все мыслят, как Орлов. Просто люди внутри не договорились: у всех свое понимание табу, свои взгляды на жизнь, и я их понимаю.

Отчасти бюрократия сыграла свою роль. Многое там до Орлова и не доходило.

Отдельные люди посчитали, что это сильно повлияет на их репутацию, возможно, заденет какие-то морально-этические принципы. Поэтому решили либо заминать эти возможности хайпить, либо просто не доводили до собственника. Вот и все. А мне идти по головам тоже не хочется, не вижу в этом необходимости, да и человек я не такой.

Хочу понять, почему ты говоришь о хайпе «Пока о тебе говорят, ты существуешь». Приведу аналогию. Есть фильм «Брекзит» с Бенедиктом Камбербэтчем. В нем показано, что партия «За выход из Европы» выиграла потому, что герой Камбербэтча напустил разных слухов о том, что в Британию приедут 70 миллионов турков-мигрантов (хотя это и есть почти все население Турции).

Его конкуренты, которые хотели остаться в Европе, показывали народу более спокойные цифры, факты, говорили: «Смотрите, мигранты нам выгодны!». Но они проиграли, потому что народ пошел за хайпом.

Ты про это?

Статистика и цифры будут всегда проигрывать историям. Людям по факту наплевать на цифры — их трудно передать. А истории легко продаются.

Плюс самое интересное, что правда-то особо никому и не нужна. Во-первых, она плохо продается. Во-вторых, правда у каждого своя.

Эмоции всегда будут преобладать над разумом, как бы ты не старался. Люди, которые будут продавать эмоции, всегда победят.

Если ты взываешь к каким-то страхам или эмоциям человека и оформляешь это в фантик из сторителлинга, то конечно, ты получишь больше откликов, чем оперируя научными фактами.

Я сейчас читаю последнюю книгу Ноя Харари. Там в одной из глав есть определение, почему все боятся террористов, хотя те убивают меньше людей, чем алкоголизм или ДТП. Всё потому, что террористы заставляют людей держаться в страхе, показывая шоу, через те же самые истории. Это что-то большее, психологическое.

И вот эта горстка людей реально может изменить человеческую историю, потому что все мы в первую очередь думаем эмоциями, а потом уже головой. Как бы это странно не было.

Из твоей практики, насколько часто встречается такой запрос, когда компании на самом деле хотят, чтобы про них были скандалы?

Слушай, достаточно часто. Разные лица и разные компании хотят хайпануть. В политике это нередко.

Забавно, что общество не всегда видит пиар. Многие люди думают, что «Победа» (примечание: российский авиаперевозчик) там случайно где-нибудь лоханулась. А кто-то не верит, что можно специально делать говно, что на это дают зеленый свет.

Ты говорил, что на хайп быстро подсаживаешься. Насколько это чувство сильное? Ты можешь уйти в цифровой детокс, или тебя будет ломать — хочу еще внимания?

Да, могу уйти. Я так и делаю, когда возникает какая-то хайповая активность с моим участием. Жду реально 3-5 дней, только потом общаюсь.

Сначала это бессмысленно, в первые дни на тебя, чаще всего, валится шквал говна на эмоциях. Только через неделю ты можешь о чём-то нормально поговорить.

А с точки зрения подсадки, то легче подсесть на гивы в Инстаграме, нежели на хайповый контент. Он должен быть дозированным, аккуратным. Очень скучно, когда ты просто берешь и хайпуешь на инфоповоде 14 февраля или 8 марта.

Ломки у меня нет. Я бы хотел делать что-то крутое раз в квартал. И мне уже скучно мыслить только онлайном — хочу раскрасить стадион или забрендировать состав метро в каком-нибудь городе.

Нормальный грамотный вирусняк — это все же не так просто. Можно неделями штормить, тем более, если серьезно подразумевается какой-то возврат потраченных на это инвестиций. Здесь ответственность другая и уровень подготовки.

Это тебе не пост с коллажом двух девушек, худой и полной. В этом примере много ума не надо. Поэтому я всегда удивляюсь, как ЭТО может получить такой охват, донестись до Америки, и Юрий Шевчук еще скажет, что он такие посты не одобряет.

Я в таких случаях думаю — боже мой, людям реально делать нечего, людям настолько скучно в своих долбаных офисах, что они начинают говорить о таком говне.

Насколько большое моральное давление ты испытывал во время истории с «Тануки»?

Любое непопулярное высказывание мыслей, точек зрения всегда несет в себе какие-то риски. Идёшь против толпы? Готовься.

У меня был серьезный случай, когда я заступился за новый дизайн «Кинопоиска». Там были угрозы для моей жизни и семьи. Люди писали, что будут ждать меня возле дома, они знают мой адрес, проломят голову мне, жене.

И ты начинаешь в первые дни оглядываться, либо из дома не выходить. Потом, по прошествии какого-то времени, ты набираешься опыта и понимаешь, что 99% людей не доходят до реальных действий.

И даже при работе с брендом подавляющее большинство комментаторов не являются клиентами бренда, либо не доводят до ситуации с реальной отпиской от сообщества, либо с реальным отказом от покупки у этого бренда.

Я это уже не воспринимаю серьезно и советую всем тоже не воспринимать серьезно.

Если вы попали в ситуацию, когда на вас обрушился шквал хейта — сделайте детокс, не читайте ленту, найдите себя в чем-то другом на несколько дней. По моему опыту, это все быстро сходит на нет. И тот, кто тебя *** — потом ты с ними встречаешься и эти люди такие: «Ну чё, Андрюха, как дела?». Как будто эти люди тебя и не хейтили пару дней назад.

Я уже настолько привык к этому лицемерию, что, думаю, здесь нечего бояться. Поэтому мне кажется, что многие люди, которые пишут в соцсетях про свои моральные травмы из-за кибербуллинга — это для преувеличения внимания к своей персоне. Хотя, определенно, проблема есть.

Ты периодически говоришь, что тебя бесит толерантность. Но это понятие можно понимать по-разному. Критики толерантности видят в ней проблему перегибания палки.

Но есть и другое восприятие толерантности — уважение к правам другого человека, эмпатия. Сейчас в обществе пересматривается отношение к женщинам, харассмент, многие другие вещи, это больно, сложно, но нужно. И когда ты говоришь, что тебя бесит толерантность, такое впечатление, что ты эти грани не различаешь. Прокомментируй, пожалуйста.

Да, здесь нужно уточнить мою мысль. Меня бесит именно та толерантность, которая пропагандирует настолько левые взгляды, что она уже на толерантность и не похожа.

Посмотри, что делается в Соединенных Штатах. Блогеры первой величины могут потерять контракты на сотни миллионов долларов из-за того, что человек один раз высказал какое-то непопулярное мнение. Человека просто «сжирают». Джеймс Ганн, режиссер «Стражей Галактики», получил уйму проблем из-за того, что десять лет назад постил в Твиттере шутки про педофилию.

Мне периодически говорят, что я расист. Я спрашиваю: почему? Мне говорят: «Ну вот ты как-то там отозвался о темнокожих». Но расист — это тот, кто считает, что одни люди на генетическом уровне хуже других. Доказано научно, что различий в этом плане нет. А вот с точки зрения культурных различий афроамериканцы другие, нежели белые. По определенным критериям они больше склонны организовывать гетто, я вот об этом говорю. Это культурализм, а не расизм. Но почему-то люди начинают все в одну кашу смешивать, и меня в эту кашу окунать.

Я в итоге не понимаю, за какую толерантность люди борются. Я знаю много женщин в своем окружении, которые не борются ни с чем. Они просто идут и делают то, что считают нужным в своей жизни и достигают этого. По-тихому. Просто потому, что им некогда кричать и «бороться» в интернетах, они работают много. И не сталкиваются с какими проблемами с точки зрения получения работы, продвижения по карьере, либо зарабатывания денег.

Мне кажется, по поводу толерантности много проблем утрировано и раздуто, чтобы кто-то от этого мог получить выгоду. СМИ монетизируют этот трафик, политикам и лоббистам тоже выгодны эти темы. Так и живем. Потом мода на толерантность пройдет и мы получим новую трендовую тему, которую будут все также мусолить.

Мне кажется, ты просто недостаточно хорошо знаешь жизнь тех женщин. Из обратных примеров — девушка, топ-менеджер, отдыхала в компании, где были мужчины-предприниматели. И они начали ее подзуживать, мол, когда она прекратит играть в карьеру и займется более «женским делом», будет детей рожать.

Согласен, это имеет место быть. Хотя от самих женщин к женщинам таких вопросов не меньше, чем от мужчин.

Да и подзуживания, типа «мужского дела», у нас тоже имеются, ведь гендерные стереотипы до сих пор крепко сидят в головах людей. И это нормально. За 50 лет не может всё резко взять и поменяться. Людям нужно время привыкнуть к переменам. А они ох как их боятся.

Ты упоминал раньше про кризис среднего возраста. Насколько ты собой на данный момент жизни доволен?

Скорее недоволен, чем доволен. Я сейчас нахожусь на распутье.

У меня нет практически никакого дохода, кроме Телеграма и Фейсбука. И есть три пути: пойти в найм, в инфобизнес, либо сделать что-то свое.

Мне очень хочется сделать что-то свое. Даже если оно прогорит, это будет крутой опыт. Не поваляешь — не поешь. Ловлю себя на мысли, что на данный момент мне не хватает компетенции во многих вопросах, которую я мог бы получить в найме, если раньше об этом задумывался. И я настолько давно погряз в SMM...

Ты про операционку?

Про нее, и вообще про всё. Даже за продакшен я взялся только в последние два года и узнал, сколько всего там есть (и в том числе подводных камней).

С одной стороны, передо мной открылся целый новый мир. С другой — это также спровоцировало моральный упадок: нифига себе, сколько всего интересного существует на самом деле… А я столько лет просидел в долбаном SMM, и, возможно, много времени и труда направил не в то русло.

Теперь я понимаю, что по прошествии определенной карьерной точки я, кроме машины, квартиры и дачи, ничего не имею. А еще у меня нет впечатления, что я людям что-то полезное дал.

Ну, это стандартная, в принципе, история. По пирамиде Маслоу. Когда человек в чем-то реализовался, он дальше испытывает необходимость поделиться чем-то с другими людьми.

Да, даже банально. Я иногда смотрю на своих коллег, на Васю Богданова, на Максима Юрина… Они хотя бы создали рабочие места для других людей.

Если бы я людям дал работу, это очень сильно меня бы мотивировало делать что-то дальше. Плюс это совершенно другой уровень ответственности. Обязательства не просто перед чужим бизнесом и деньгами, а обязательства перед настоящими, живыми людьми. Это круто, когда ты работаешь для других людей и видишь, как они начинают расти благодаря тебе и твоим решениям и действиям.

Думаю, что большинство людей уходят с работы как раз потому, что не реализуют себя как личности. Я об этом уже упомянул, о демотивации, когда тебе не дают сделать то, что ты действительно хочешь.

Но с другой стороны мы понимаем, что человек за время найма уже привык к определенному уровню достатка, и, открывая свое дело, первые пару лет без инвестиций ты не будешь приносить доход, а семью кормить надо. И в этом постоянный конфликт.

27
2
11
Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Комментарии (0)

Последние комментарии

    Чтобы оставить комментарий, нужно войти

    Чтобы оставлять комментарии, переключитесь на профиль читателя

    Подписаться

    на самую полезную рассылку по интернет-маркетингу

    Самое

    обсуждаемое популярное читаемое
    Просматривая этот сайт, вы соглашаетесь с нашей политикой конфиденциальности — Принять